• Легко ли быть вундеркиндом?

     

    Для многих ли пример Данилы станет путеводной звездой в мир великой музыки? Фото Анатолия Евстропова

    Девятилетний липчанин Данила Шведко завоевал второе место на V Международном конкурсе юных пианистов имени А. Д. Артоболевской в Москве.

    Уже после первого тура к его педагогу, преподавателю Липецкого областного колледжа искусств имени Игумнова Ольге Пургиной подошли оценившие незаурядность юного музыканта такие авторитетные пианисты, как народная артистка РФ Любовь Тимофеева, заслуженный артист РФ Юрий Богданов, профессор Женевской консерватории Алексей Головин. Их поразили необычайная эмоциональность и артистичность исполнения.

    Надо признать, что у мальчика уже солидный список достижений. Он стипендиат Фонда Владимира Спивакова, его имя занесено в четвертое издание энциклопедии «Одаренные дети — будущее России». Причем Данила Шведко не из тех вундеркиндов, которых ничего в жизни не интересует, кроме фортепиано. Он любит шахматы, иностранные языки, сочиняет музыку, стихи, ходит в воскресную школу и участвует в олимпиадах по общеобразовательным предметам. В общем, «обыкновенный», но очень одаренный мальчик.

    Однако талант не может проявиться просто так, если нет подпитывающей его почвы, культурной, творческой среды. А она есть. За последнее десятилетие музыкальная жизнь в Липецке поразительно изменилась. Сегодня невозможно вообразить, что когда-то Эмиль Гилельс и Игорь Ойстрах играли у нас в полупустом крохотном зале.

    Посмотрите репертуар, предлагаемый областной филармонией перед новым сезоном. Пять-шесть концертов в месяц, имена крупнейших российских и зарубежных исполнителей. Добавьте к этому еще и концерты детско-юношеской филармонии. С аншлагом проходят вечера не только всероссийских и мировых знаменитостей, но и Липецкого симфонического оркестра, и камерного хора, и Государственного оркестра народных инструментов.

    То есть вся эта атмосфера воспитывает музыкальный вкус, развивает интерес к серьезному искусству у детей, стимулирует их профессиональный рост, как это ни странно звучит, когда речь идет о ребенке. Только в этом году в двадцати восьми международных и всероссийских конкурсах участвовали 69 солистов и девять коллективов из пятнадцати учебных заведений области. Солисты привезли домой один Гран-при, четырнадцать первых мест, пятнадцать вторых, одиннадцать третьих. Детские коллективы заняли четыре первых места, три вторых и одно третье. Воспитанники педагога Елены Тимофеевой из Елецкой ДШИ № 4 произвели настоящий фурор на ХIII Международном хореографическом конкурсе в немецком городе Фюрстенфельдбрюке. У них два первых, два вторых и одно третье место в номинации «классический танец».

    Тот же Данила, занимаясь у Ольги Пургиной, за один только прошлый год успел получить Гран-при на австрийском конкурсе «Моцарт-вундеркинд», второе место на Международном конкурсе имени Игумнова и диплом на Международном телевизионном конкурсе юных музыкантов «Щелкунчик». Не секрет, что польза от частых поездок на конкурсы весьма не бесспорна. Об этом говорили многие музыканты, в том числе наши земляки Игумнов и Хренников. Но таковы жесткие правила в современном серьезном искусстве: ты можешь быть вундеркиндом, потрясающим исполнителем, но без лауреатских званий грош тебе цена и никакой дороги в светлое будущее. Впрочем, а где она у них, эта дорога, даже после многократных побед?

    Большой актер, ректор Высшего театрального училища имени Б. Щукина Владимир Этуш сказал однажды абитуриентам, что надо подальше бежать от профессии артиста, потому что будь ты хоть сто раз лауреатом, имей любые звания, награды, а из единой тарифной сетки все равно не выпрыгнешь.

    Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Как правило, музыкально одаренные ребята показывают прекрасные результаты и в обычных школах. Так какое решение они примут в выпускном классе? Что им посоветуют умудренные жизненным опытом родители? Догадаться легко. Как раз самые перспективные выбирают профессии, не имеющие ничего общего с искусством, зато дающие какую-то уверенность в завтрашнем дне. Вероятно, потом они всю жизнь будут тосковать по музыке, танцам, театральным подмосткам. Вероятно, от этой тоски отдадут своих детей в школу искусств, чтобы позже. отправить их на факультеты экономики. Ну, а мы, весьма вероятно, можем лишиться будущих гилельсов, ойстрахов, плисецких… Только какая музыка будет тогда звучать в российских концертных залах?

    Обращаясь к Федеральному Собранию, Президент РФ Дмитрий Медведев говорил о необходимости всесторонней поддержки российской культуры и искусства. Он напомнил: без развития духовной жизни нации невозможно решить все другие проблемы. Уроки музыки, танцев, живописи, о которых сказал глава государства, будут доступны нашим детям лишь в том случае, если в художественных школах и школах искусств останутся учителя. Если таланты будут востребованы. Если их постараются сохранить, поддержать и государство, и общество, и бизнес.

    Собственно, сегодня в этой особой, в принципе нерыночной сфере сталкиваются две тенденции. Одна — продиктованная пониманием, что духовность, творчество не измеряются ни в рублях, ни в долларах, ни в евро. И поэтому, допустим, когда решалось, следует ли привозить в регион экспозицию Эрмитажа, глава области Олег Королев твердо решил: надо. Необходимо. Вот уже в который раз у нас гастролирует величайший музей мира, оказываясь доступным тысячам, прежде всего, детей из провинции, из сельской глубинки. Опять же вопреки всем опасениям и прогнозам, набирает силы, становится известным и в России, и в мире конкурс пианистов имени Игумнова. Так же, как некогда существовавшая на обочине, бесшумно, безлико филармония ныне мощно определяет, формирует музыкальный облик и Липецка, и области. А разве можно не помянуть о том, что ряд талантливых юных музыкантов благодаря поддержке из бюджета получил возможность учиться в лучших творческих вузах страны? Правда, сейчас, судя по всему из-за кризиса, эта реальная, весомая помощь превращается в чисто символическую.

    Но в любом случае позитивного, ценного сделано и делается немало. А вместе с тем (и это уже проблема не регионального масштаба, не доброй воли каких-либо руководителей на местах) не созданы условия, чтобы таланты чувствовали себя уверенно, чтобы было кому их учить и пестовать, чтобы, вырастая, они не изменяли своему призванию.

    Скорее всего, и Данила Шведко, и другие одаренные дети продолжат заниматься музыкой, хореографией, живописью. Они слишком «отравлены» счастьем творчества и еще слишком малы для прагматических расчетов. И только от страны, от властей всех уровней зависит, встанут ли они потом перед тяжелым выбором между призванием и материальным благополучием. А проще сказать, все зависит от того, будут ли таланты нужны России.

     



  • На главную